По лезвию

— Миссис Эванс...

Элизабет сидела в кабинете главного врача и смотрела в окно на низкое зимнее небо, грозящееся с минуты на минуту разразиться снегопадом.


Многие термины, которыми оперировал этот человек, были ей не понятны. Хотя отдельные слова и словосочетания типа «многочисленные травмы», «разрывы мягких тканей», «ушибы», «кровоизлияния» и тому подобное говорили сами за себя. «Кости не повреждены», сказал он ей, а она подумала о том, если бы так можно было выразиться и о состоянии души.

— Миссис Эванс...

Очередное обращение доктора вернуло Лиз к реальности.

— Я просто хочу сказать, что мы делаем все возможное. Мы вызвали специалиста из Нью-Йорка, он специализируется на особо тяжелых случаях. Это военный хирург и он работает с парнями из горячих точек...

— То есть, — прервала она его, — вы хотите сказать, что ваши штатные специалисты здесь бессильны?

Этот вопрос в лоб его явно смутил.

— Нет, миссис Эванс. Это не совсем то, что я хочу сказать. Все наши штатные хирурги — специалисты высокого класса. Но они прежде не сталкивались со столь… сложным случаем. Я думаю, что опыт хирурга такого уровня нам всем будет только на пользу.

«Нам всем пошло бы только на пользу, если бы нас вообще не было в вашей больнице, доктор. И никого бы не пришлось оперировать», — с горечью подумала Элизабет.

— Медицина сейчас творит чудеса, — будто угадав ее мрачные мысли, авторитетно заявил врач.

— Способна ли ваша медицина, доктор, точно также чудесно исцелять души? — спросила она, глядя прямо ему в глаза. — Скажите мне одно. Сможет ли мой муж жить нормальной жизнью после того, что с ним случилось?

Доктор стоически выдержал взгляд ее зеленых глаз на себе.

— Я не стану скрывать, что в психологическом плане ваш супруг вряд ли останется тем же человеком, что и раньше. Подобные вещи оставляют неизгладимые следы на всю жизнь. Мы можем порекомендовать вам отличных специалистов в этой сфере. Но с чисто физической точки зрения. как я уже отметил ранее, мы сделаем все от нас зависящее, чтобы мистер Эванс как можно скорее вернулся к нормальной жизни.

Она улыбнулась ему своей дежурной очаровательной улыбкой.

— Спасибо, доктор.

А про себя подумала, что вряд ли весь этот персонал здесь был бы столь же учтив и любезен, если бы их с Джеем страховка была не способна покрыть все возможные расходы.

Лиз стояла, положив ладонь на безжизненную поверхность и прижавшись лбом к холодному безразличному стеклу, отделяющему ее от операционной. Операция длилась уже третий час, но ей казалось, что если она покинет эту комнату хоть на мгновение, Джейден по ту сторону передумает оставаться здесь в этом искалеченном и полном боли теле и оставит ее уже навсегда. Конечно, разумом она понимала, что это всего лишь глупые мысли. Если что-то подобное случится, она точно также не сможет на это повлиять. Как и тогда ночью. Она просто снова накручивала себя сама и ничего не могла с этим поделать. Элизабет попросила Айзека собрать кое-какие необходимые вещи из дома. Он уехал и его также не не было уже почти третий час. Она начинала нервничать и уже просто не знала что и думать. Но, стоило ей только вспомнить про Айзека, как он внезапно возник в дверном проеме наблюдательной комнаты с сумкой наперевес.

— Какие новости? — спросил он ее с порога и Лиз вздрогнула, услышав в тишине его голос. 

Погрузившись в свои мысли, она даже не услышала его шагов по коридору до этого.

— Пока что никаких, — устало ответила она. — Операция началась уже три часа назад. Пока все стабильно… Где ты был все это время?

— Заезжал кое-куда. Это было важно, Лиз.

— Хорошо, — просто ответила она ему.

У нее не было сил спорить с ним и что-то выяснять. Да и она, по правде говоря, не была даже уверена в том, что сейчас это было бы так уж необходимо. Когда Айзек говорил «это важно», это было действительно важно. Элизабет это уже успела понять и поэтому доверяла ему. Она понимала, что он пытается решить все это по-своему. Лиз не знала как и совсем  даже не была уверена в том, что хочет это знать. Но то, что его так же не отпускало случившееся той ночью, она видела очень ясно.

— Я могла бы быть там… — просто сказала она, снова прижавшись лбом к безмолвному холодному стекляному барьеру. — На его месте. Там должна сейчас быть я...

— Нет. — Айзек бросил сумку на стоящее у стены кресло, подошел к ней сзади и просто обнял ее.

— Не должна. — сказал он ей прямо на ухо. — Никто там не должен быть. Ни ты. Ни он. Но Лиз… Если бы можно было все изменить тогда… Я бы отдал все что угодно за это. Мы бы не пошли в ту подземку. Вернулись бы домой на метро. Эта гребаная необратимость сводит меня с ума не меньше твоего. Но. Ничего нельзя сделать. С прошлым. Его нельзя уже изменить. Все, что мы можем сейчас — это помочь ему выбраться из всей этой херни с наименьшими потерями. Это то, что нам с тобой под силу. Да?

Она кивнула.

— Так что, не время раскисать, — добавил он. — И еще. Хочу сказать, что то, как ты поступила тогда, когда мы подъехали к складу… Не делай так больше. Никогда. Эти скоты могли еще находиться там, внутри. Они бы убили тебя, едва завидев, затем — его. Затем бы подвалили копы и все перестреляли бы всех нахрен. Это была бы катастрофа. Ты — словно маленькая костяшка домино, могла завалить все.

Она просто молча слушала его, понимая, что он абсолютно прав. Ей нечего было возразить на все это. Она очень опрометчиво поступила тогда, не думая о возможных последствиях. Не только для себя.

— Просто доверься мне, Лизи. Окей? Не надо пытаться брать абсолютно все в свои руки. Это ни к чему.

— Я видела, как один из хирургов выходил. Ему было плохо. Я не знаю, что может такого увидеть человек, проводящий по несколько операций в день, чтобы ему стало плохо, Айзек...

Он просто гневно свел брови у переносицы. Но ей ответил лишь одно:

— Мы справимся.

За полуспущенными жалюзи на окнах палаты уже садилось солнце, когда Джейдену с трудом удалось разлепить веки.

Пожалуй, первое, что он попытался сделать, так это остановить усилием воли вращающуюся, словно карусель, комнату. Это удавалось с трудом. Потому он снова закрыл глаза и мысленно пожелал вернуться в то благодатное, темное и уютное «ничто», из которого его сейчас так безжалостно вытолкнули на эту мучительную поверхность бытия. Казалось, что буквально каждая клетка его тела невыносимо кричит от боли.

Когда же он снова попытался открыть глаза, то увидел перед собой ее. К счастью, на этот раз, весь остальной пейзаж позади Элизабет вращался уже не так сильно. Это придало ему уверенности в том, что порою усилием воли можно творить прямо таки чудеса.

— Привет, — произнесла Элизабет, легко касаясь его щеки.

— Привет, — он попытался даже улыбнуться ей в ответ. Губы так же неистово ныли, как и все остальное тело. Но по ее реакции на эту «улыбку» он понял, что попытки оставлять все же не стоит.

Внезапно в палату вошла медсестра. Должно быть, сработал датчик у Джейдена на руке, оповещая персонал о том, что пациент пришел в себя.

— Миссис Эванс, мистер Эванс, — поприветствовала она их и молча принялась делать заметки в истории болезни, считывая данные с мониторов. Следом за медсестрою в палату вошел врач.

— Как наше самочувствие, мистер Эванс? — практически с порога поинтересовался он у Джейдена.

— Так себе веселье, — тихо отозвался Джей и снова прикрыл глаза, ощущая теплую ладонь Элизабет на своей руке.

— Ясно-ясно, — ответил доктор и Джей поймал себя на мысли, что это чем-то напомнило ему тех роботов из фильма «Звездные войны», которые все время говорили «понял-понял».

Он снова усилием воли подавил в себе смешок.

Вообще, где-то на уровне подсознания, он вполне ясно отдавал себе отчет в том, что ситуация выглядит не совсем нормальной. В самом общем понимании этой ситуации в целом. Возможно, учитывая все обстоятельства, ему полагалось бы по всем правилам жанра плакать, но Джей уже давно смирился с тем, что его собственные мозги реагируют на различные ситуации несколько иначе, чем это принято у людей, пытаясь защитить себя от перегрева.

Пожалуй, наилучшим решением в данный момент времени будет вообще ни о чем не думать.

И в этот самый момент его и без того ноющее от боли тело пронзила особенно невыносимая вспышка. Он зашелся в беззвучном крике.

— Что, нахрен, вы делаете, док? — наконец, придя в себя, спросил он.

— Я, нахрен, мистер Эванс, провожу осмотр и пытаюсь выяснить сейчас настолько хорошо затягиваются ваши швы.

— По-моему вы просто безжалостно пытаете меня... 

Джейден бессильно откинулся на подушку и прикрыл глаза рукой. Он услышал как, обращаясь к медсестре,  док распорядился о дозе какой очередной медикаментозной дряни во сколько-то там кубиков внутривенно и тотчас же поинтересовался нельзя ли количество этих самых кубиков увеличить раза в три.

— Все это невыносимо, док, — тихо пожаловался он.

Похоже, доктор вполне проникся этой просьбой, потому что дал добро, увеличив дозу аж на один миллилитр.

Элизабет все еще держала руку Джея в своей, поглаживая его пальцы.

— Прости, Лиз, — прошептал он ей. — Я… потерял кольцо… Они отняли его у меня… Как и цепочку с крыльями, что вы мне с Айзеком подарили...

Лиз коснулась пальцами его губ.

— Не думай об этом. Это все такие мелочи, Джей… Все эти вещи можно восстановить. Я расстроюсь куда сильнее, если еще раз когда-нибудь потеряю тебя. Тебя будет непросто восстановить, знаешь ли...

При этих словах он снова попытался улыбнуться.

— Айзек? — спросил он ее.

— Он скоро должен вернуться.

— Боюсь, что усну и не дождусь его, — заметил Джейден, начиная ощущать в крови действие медикаменов.

— Ничего, родной, — Лиз чуть сжала его пальцы. — увидитесь позже...

— Придется вам тут хорошенько подзадержаться, мистер Эванс, — изрек доктор, надевая свой стетоскоп обратно на шею. — Ткани рубцуются, но слишком медленно, необходимо постоянное наблюдение за процессами восстановления. Позже мы можем вам порекомендовать превосходную клинику лазерной хирургии и косметологии. Уверен, вы захотите избавиться от шрамов если и не полностью, то хотя бы сделать их как можно менее заметными. Гм… будь я на вашем месте, я бы точно обеспокоился этим вопросом.

«Будь ты на моем месте, — мрачно подумал Джей, = тебя вообще мало какие вопросы волновали бы. Именно сейчас уж точно.»

— Спасибо, — он практически вымучил из себя эту вежливую улыбку.

— Так что, приготовтесь морально к нашему тесному и продолжительному сотрудничеству, — многозначительно продолжил доктор. — Я буду пытать вас каждый божий день.

«Повезло мне» — подумал Джей.

Док, а следом за ним и медсестра вскоре покинули палату.

Джейден увидел взгляд Элизабет.

— Я в порядке, Лиз, — поспешил сообщить он ей.

— Я скоро возненавижу эту фразу, знаешь? — ответила она ему. — Ты просто невероятный лжец.

— Но...

— Эй! Кто проснулся?

В палату вошел улыбающийся Айзек.

— Интересно, тебе уже сообщили, что ты проспал трое суток подряд, спящая красавица?

Он подошел к Джею и Элизабет.

— Кстати, я пытался тебя поцеловать. Но это не сработало. То ли из меня принц хреновый, то ли из тебя принцесска так себе...

Элизабет рассмеялась. Джейден засмеялся вслед за ней, но тут же, приложив руку к забинтованной груди, тихо застонал.

— Не смешите меня. Или у меня разойдутся эти треклятые швы...

— Гадкие, гадкие швы. Придется собирать их потом по больнице. Если они разойдутся. А нам бы этого не хотелось, правда?

Склонившись над Джеем, Айзек ласково провел рукой по его волосам.

— Я рад тебя видеть, детка.

— Я тебя тоже, Айзек, — практически засыпая, ответил ему Джей.

— Давай, ты будешь посещать нас из царства Морфея, а то мы тут жуть как беспокоимся, да?

Джейден просто кивнул ему на этот раз вместо ответа и совсем скоро снова погрузился в блаженую пучину беспамятства, слыша где-то на границе сознания, как Лиз и Айзек тихо переговариваются между собой.

Обсудить у себя 11
Комментарии (54)

я думала, что он не так сильно пострадал...
вообще сложно представить, что в наше время из-за нетерпимости будут такое делать с человеком

будут, Марина. еще и не такое

ярых гомофобов в мире предостаточно. как и вообще любой формы нетерпимости. ему повезло на самом деле остаться в живых

то, что показывают по телику, типа все не так плохо на самом деле, это хорошо. но это также довольно далеко от правды, как и любая другая форма пропаганды. очень многое зависит еще и от места жительства, естественно. например, в больших и социально продвинутых городах люди более терпимы к инакости своих сограждан

я не смотрю телевизор больше 10 лет и не читаю никакие новстные сайты) так что я не знаю, что там пропагандируют
так что могу судить только по отношениям в моей среде обитания, я с нетерпимостью не сталкивалась как и мои знакомые, по крайней мере в такой форме

это не значит, что никто больше не сталкивался. об этих моментах судить лишь по себе мы уже говорили, правда?

я не могу судить по чужому опыту с которым я не сталкивалась) а так то в мире вообще может быть все что угодно, возможно где-то рыжих девушек за колдовство сжигают… чего только не бывает

думаю, что в какой-то мормонской общине в дали от цивилизации возможно и такое

почему нет?)

да) но не в моем мире...

ты живешь в том же мире, что и другие, Марина. я сейчас не нагнетаю, отнюдь. это просто факт

случай тебе из жизни. когда я был студентом. это тогда всех реально шокировало. две девчули с параллельного потока сели в машину к незнакомым парням. это уже ауч кагбэ. само по себе, да. не разговаривайте с незнакомцами

парни типа клевые. при общении. а оказались психопаты. завезли их за город, развлекались долго, а когда эти уроды напились и уснули, одна из девушек тащила всю дорогу вторую на себе. потому что эти твари засунули ей бутылку от шампанского во влагалище и разбили ее там. мы говорим здесь о гомофобах. но это. натуралы, Марина. кем нужно быть, чтобы такое делать с людьми? я не знаю. а ты?

все мы под одним небом ходим

я знаю, что случаются страшные вещи, но я не хочу об этом думать и это мой выбор
мой мир — это то, что есть в моей жизни, то чем я сама наполняю ее, то с чем сталкиваюсь не по своей воле
это мой конструктор, индивидуальный
мой маленький мир, в нем не всегда хорошо и безопасно и не всегда так как хочется, но моя дверь закрыта
когда и если беда придет в мой мир это будет так, но пока она не пришла я не буду думать о ней и переживать о бедах других, не близких мне людей
я возьму из большого мира в свой то, что мне хочется взять

я понял твою мысль и полностью с нею согласен

ты и не должна думать о таких вещах или жить в страхе. по-моему я не для этого пишу всю эту историю. явно не для того, чтобы запугать здесь тебя 

 я знаю, что не для этого) я читаю и смотрю истории где мучают и убивают, но я не воспринимаю их как что-то реальное
мне не страшно

а мне бывает страшно. честно

потому что большинство всех этих историй это реальные вещи

для меня они будут реальными если я или мои близкие с этим столкнемся...
может быть это звучит равнодушно или даже жестоко, но я такой человек

у каждого свой взгляд на вещи

может быть я просто больший эмпат, чем ты и сильнее воспринимаю подобное

я очень сильно воспринимаю подобное и поэтому ограждаю себя, я не смотрю документальные хроники, не читаю истории реальных людей и после определенного опыта не общаюсь с людьми которым так плохо, а я все равно не могу помочь… меня это слишком ранило

что именно тебя ранило?

чужая боль

это да

но я все еще помню наш разговор о маньяках)

это просто игра) фантазировать можно о чем угодно, это не реально

ну да. и то правда)

я чота в шоке 

скажи, как есть)

чо не под продолжением комментишь, а здесь?

Потому что я в шоке от твоей истории про бутылку шампанского) 

Еще все время хочу прочитать комменты Иры, а они на украинском 

да. от той истории все были в шоке

девчуля выжила. в основном благодаря подруге. но нормальной ли можно назвать ее жизнь после? сильно сомневаюсь

переведи) через переводчик))

ладно. попрошу ее писать на русском)

Ой, мне не понять, наверное. Я просто забила и все. Мне было реально пофигу. И ничего не могу с собой поделать и выжать из себя то, чего я просто не чувствую по факту. 

 

Блин, я сейчас себя лохом почуяла, потому что даже не подумала о переводчике 

в смысле забила?) будь ты на ее месте?

или я не так тебя понял?

Дело в том, что я была на таком месте 

я помню, ты писала, что какие-то мудозвоны тебя обидели? все было настолько жестоко?

просто ты так об этом написала, что и не подумаешь… хотя да. я понимаю, если честно. даже если была реально жесть, для таких, как ты, легче не ныть и жалеть себя, а наоборот

ну не бутылка в вагине кнш, но попиздели меня лихо и с ветерком) 

иди я тебя прост обниму, да? 

ты кремень, Соня. но мудозвонов я бы убил

Я просто ебанутая 

Обнимаашки 

в самом хорошем смысле этого слова. жить не боишься на всю катушку. это многих бесит, вызывает зависть и т.д.

Сонюшко ты наше)

Другой жизни для безумств не будет))) 

 

это точно)

Мені треба подумати над цим всім, що ось прочитала.Таке відчуття, що ти щось нехороше пережив в минулому.Незнаю чому в мене такі думки.

Між Ліз і Джеєм дужееее теплі відносини.В цьому розділі вони відчуваються, як ніколи.Гарно так та зворушливо.Ну дуже сподобалось.

Айзек для мене складний і занадто логічний.Такий чоловік буде теплим лише для тих хто є для нього важливим.Для інших він холодний.

Ти, Дань, в собі маєш дещо від Айзека.І багатоооо від Джея.

Цей розділ мені треба передумати.

ти як завжди прониклива і чутлива. Джея я пишу з себе, так. мабуть мало хто ще цього і не помітив досі. про Айзека ти права на всі сто відсотків.

Ти, Данька, маєш велике щастя, що знаєш мене лише в віртуалі.А то ж я би тобі спокою не дала і таки у ту душу влізла, щоб знати про ті твоі пережиття минулого.І це не лише жіноча цікавість.Просто я так маю.Коли мені люди цікаві(а це рідкість.Так що тобі «пощастило»), то я хочу знати про них всееее.Щоб краще зрозуміти іх світ, страхи та слабкі сторони.Я знаю, я жахлива.

Цей розділ, хоч і сумний, але мені сподобався найбільше.Дуже душевний і показує багато чого.Я особисто задумалась над прочитаним.

 

у мене все добре) чесно

ти взагалі відчуваєш усю цю історію найтоньше з усіх

і це цікаво) справді. бо спочатку я навіть не думав, що саме ти зможеш зрозуміти її так, як є. як треба

твій допитливий розум має рацію. таки розібралась в усьому

мені це дуже приємно

Тепер добре, а раніше? Теж було все гаразд, так?

І чому здивований, що розумію? Сприймаєш Іру за дуже правильною)))?

Вистачить мати звичайну емпатію і тоді можна багато що зрозуміти.Хіба не так?

і раніше все було гаразд. так)

так. я думав спочатку, що ти надто правильна і категорична. але приємно помилився. Іра має дуже гнучкий розум)

стосовно емпатії ти абсолютно права. іноді достатньо просто відчувати

Хммм цікава теорія щодо мене)))

Розумієш, Дань, я правильна та катагорична, що стосується мене.Тому що маю своі принципи та вартості.І мені важливо бути вірною цьому.Хоча ніколи не вважала себе кращою від інших.Тому що всі ми люди.

Що стосується інших.Тут я усе сприймаю по-іншому.В чому ти, на свій подив, мав можливість переконатись.

Про гнучкість ти не перший мені говориш.

розумію про що ти. тому що і сам такий

але принципи і вартості в мене інші трохи)

Ми дуже різні.І це нормально.

так. я згоден із цим 

Не знаю, что это было, но было реально клёво.
Пошла копать дальше

спасибо. мне интересно будет узнать твое мнение

Я оцениваю работу таким образом — если вижу героев, вижу как они ходят, говорят, улыбаются — значит всё супер. Как крутить плёночное кино — если лента хорошая, то и кино можно смотреть, если есть ншероховатости, то лента сбивается в ком. Короче — шикарное кино )
Я не пытаюсь льстить, как ты понимаешь, говорю то, что думаю

спасибо, Анна)

глава сильная на эмоции.
жестоко. с героем.

довольно жизненно. я бы сказал)

согласна.

Айзек просто гениальный чел именно здесь и сейчас. Вот таких я люблю, а то придут и стонут, ноют, плачат на могилах. Ребята, станцуйте на моей могиле и спойте что-нибудь матерное))) 

ну таким я его вижу)

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: